?

Log in

stepanpugachev's Journal
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 20 most recent journal entries recorded in stepanpugachev's LiveJournal:

[ << Previous 20 ]
Sunday, September 11th, 2016
3:30 pm
Третьего дня я ругал ученика за пирсинг в виде гайки в ухе. А позавчера пришел устраиваться на почасовку в одну элитную гимназию и увидал там такой же пирсинг у директора.
Friday, September 2nd, 2016
8:56 pm
Чертов мост-2
Спустя несколько лет я снова, уже с беременной женой и годовалой дочкой посетил Чертов Мост. Разместив, свое семейство в гостинице, я отправился побродить по городу и пожить пару часов холостяцкой жизнью. Гуляя по улицам и проходя мимо Ратуши, я обратил внимание на один памятник – бронзовая скульптура молодого человека, одетого по моде XVI столетия и держащего в руке реторту с буквою «P» на стенке. Статуя была сделана довольно безыкусно и, по обычаю всех городских скульптур, изрядно засижена голубями. Никто из спрошенных мною прохожих не смог толком объяснить мне, что означает буква «P» на реторте и кто, собственно, изображен. Только порывшись в пыли архивов и нескольких старинных фолиантах, и собрав некоторые сведения, я это выяснил. А узнал я следующее:
Вскоре после Тридцатилетней войны, прокатившейся кровавой бурей по всей Европе и низведшей цивилизованные народы до едва ли не первобытной дикости, началось постепенное восстановление хозяйственной и культурной жизни. Европейские государи начали постепенно вновь покровительствовать наукам и искусствам. Не отставал от них в этом и граф Циллергут, владелец замка Циллергут и покровитель вольного города Тойфельбрука. В замке, стоящем до сих пор ввиду города, правда не нашлось места ни для художников, ни для музыкантов – единственной наукой, имевшей здесь права гражданства была герметическая философия, или алхимия. Философский камень или средство получать золото из серы и ртути – вот, что интересовало графа Циллергута. Золота он жаждал, золото он любил, золота ему было необходимо. Здравомыслящий граф Циллергут прекрасно понимал, что современные ему алхимики философского камня добыть не умеют, а стало быть, и не могут превратить серу в золото. Однако же, как люди сведущие в свойствах веществ они знают, как придать меди и другим металлам ВИД золота, что при известной ловкости почти одно и то же с тем, чтобы ПРЕВРАТИТЬ медь золото. Этим граф и пользовался. Несколько его придворных алхимиков в оснащенной по последнему слову тогдашней техники лаборатории с отличной библиотекой и великолепным набором реактивов, придавали с помощью амальгамы медным кружкам вид испанских дублонов, французских пистолей и голландских гульденов. Агенты же графа путешествовали и сбывали этот товар по всей Европе, стараясь, впрочем, делать это подальше от родных мест. Надо отдать графу должное: он не терял надежды открыть и настоящий философский камень и не жалел денег на исследования. Его придворные алхимики, общим числом девять не знали ни в чем отказа. Если они хотели использовать в опытах яд кобры, сперму кита или желчь крокодила – граф немедленно отправлял специального человека за этими экзотическими субстанциями. Новые печи, самая лучшая посуда богемского стекла, все то о чем и мечтать не могли алхимики при других дворах, имелось в лаборатории графа Циллергута в практически неограниченном количестве. Лаборатория занимала целое крыло замка. Алхимики трудились там с утра до поздней ночи. Без конца они что-то перегоняли, фильтровали, декантировали и прокаливали. Их труды не были вполне бесплодны. Многое из того, что они открыли во время трудов над философским камнем, вошло в современный научный обиход. Например, колбу Шпеера или тигель Кальпериха изобрели именно в замке Циллергут. А уж без Циллергутова талька не обходится в своей работе ни один современный химик органик.
О замке Циллергут пошла слава по всей окрестной стране. Еще лет за пятьдесят или сто до того слава эта вышла бы дурная и обитателям замка было бы не миновать обвинения в чернокнижии и костра. Но теперь, когда наступило Просвещение, и к наукам относились снисходительно не только светские правители, но и князья церкви, ученые занятия графа Циллергута вызывали только уважение.
К алхимикам замка часто просились в ученики, исполненные мечтательных надежд юноши, каждый из которых был уверен, что уж он-то точно откроет философский камень и способ превращать в золото медь и железо. Среди таких молодых людей был и некто Карл Вольф, сын вдовы, владевшей стекольным заводиком в Чертовом мосте. Молодой человек пришел однажды в замок и попросился в ученики герметической философии. Его приняли в числе других учеников на самых неприятных, даже унизительных условиях – в его обязанность входило топить печи в лаборатории, мыть реторты и другую посуду, готовить вещества для своего учителя и начальника – доктора Лаума, а также и оказывать последнему мелкие личные услуги, как то, чистить его платье и башмаки, бегать в кладовую замка за пивом, прибирать в его жилой комнате.
Карл Вольф исполнял все эти условия беспрекословно и неукоснительно. Реторты, колбы, тигли были надраены всегда до блеска, жар в печах всегда был нужной силы, а вещества взвешены с исключительной точностью и истолчены в ступе тщательнейшим образом. После двух лет такого послушания Карлу уже стали доверять и более сложные лабораторные операции, например перегонку Aqua vita из вина. К последней операции алхимики замка допускали только самых аккуратных учеников: дело в том, что сие горючее вещество ученые мужи употребляли не только для поддержания огня в нагревательных лампах, но и для улучшения пищеварения и разжижения крови. Карл Вольф справлялся и с этой задачей.
Надо сказать, что Доктор Лаум давно уже разуверился в том, что можно получить философский камень. Конечно, он производил некоторые опыты (интересуясь больше всего жидкостями животного происхождения), но больше по привычке, без былого пыла, свойственного юности. Овладев парой методик золочения меди, он занял прочное положение в замке и имел неплохое жалование, выплачиваемое графом в полновесной золотой монете. Жалованья этого вполне хватало и чтобы посидеть в кабачке, и чтобы побаловать подарком пухленькую вдовушку, которую доктор иногда навещал, а большего доктор и не желал, будучи человеком смиренным и незаносчивым, как и подобает христианину. К ученику своему он испытывал нечто вроде симпатии, а потому не раз уже намекал на то, что, к благополучию, уважению коллег и постоянной должности в замке путь лежит не через поиски философского камня, а через овладение способами имитации драгоценных металлов. Надо сказать, что аккуратный и мастеровитый Карл способы эти знал уже очень хорошо. Но, не понимая, а может быть и не желая понимать намеков своего патрона, он продолжал теребить последнего предложениями поставить тот или оной опыт, бессмысленными экспериментами, доставлявшими доктору одну только головную боль и хлопоты. В конце концов, Лауму это надоело, и он решил дать какой-то выход энергии молодого энтузиаста. Как то после кувшинчика свежеперегнанной Aqua vita доктор, едва скрывая насмешку над незадачливым Карлом, изрек, что философского камня искать надо не в чем ином как в моче, поскольку вещество это содержит все материальные составляющие, живым существам присущие. Карл, впрочем, принял это за чистую монету. На следующий день, получив письменное распоряжение графа, он явился с громадным чаном в людской флигель замка и известил дворцового коменданта, что отныне вся прислуга мочиться иначе как в этот чан не должна. Каждый день Карл забирал чан с мочой и относил его в лабораторию. Там он выпаривал мочу, декантировал, фильтровал, подвергал прокаливанию, дистилляции, брожению и всем известным химическим операциям. Эксперименты его несколько затянулись. В первый год дворцовый комендант, старый солдат, потерявший ногу при обороне Маастрихта от французов, посмеивался над ним, на второй год перестал улыбаться, а на третий уже считал забирание чана с мочой из людского флигеля чем-то вроде торжественного ритуала и считал необходимым оказывать Карлу в этом содействие, назначая ему в помощники, наказанных за нерадивость конюхов. Сам Карл работал фанатично и даже не замечал запаха прокисшей урины, которым пропитались его одежда и волосы. Среди алхимиков он стал слыть за большого знатока предмета своих исследований и даже написал по латыни трактат «Об осадке в охлажденной моче»
В конце четвертого года опытов Карлу пришло в голову прокалить остаток от выпаренной мочи в реторте с песком и углем. С утра, накалив печь, он поставил реторту в жар и нагревал ее целый день. Уже после захода солнца он поставил реторту на стол для охлаждения, намереваясь на следующее утро исследовать содержимое. Выходя из лаборатории, он оглянулся и ему показалось, будто из реторты идет слабый зеленоватый свет. Карл протер глаза, снова взглянул на реторту, но свет не прекратился. Молодой ученый шагнул к столу и протер стекло сосуда, покрытое копотью. По охлаждении реторты свет не ослаб, а усилился, став ярким, как свет от восковой свечи. Пораженный экспериментатор пал перед ретортою на колени, ибо на мгновение возомнил, что узрел Божество. Его изумлению не было предела. Он понимал, что открыл философский камень, потому что никакое другое вещество в мире не могло бы источать свет в темноте. Всю ночь он просидел, вернее, простоял на коленях перед ретортою. К утру свет стал затухать и с рассветом погас совсем.
Неспавший ночь, возбужденный и с пылающим взглядом встретил доктора Лаума Карл на следующий день. Когда Лаум услышал сбивчивый рассказ Карла, то был слегка ошарашен и поначалу решил, что ученик его помешался. Однако после того как Карл внятно и подробно изложил ход своего последнего опыта, Лаум почти поверил ему. В конце концов, если на то пошло, то в природе известны случаи холодного света: огни святого Эльма, медузы в море, светляки и гнилушки в лесу. Стало быть, и в моче могут содержаться светоносные субстанции, а его, Лаума, идея о том, что философского камня именно в ней и надо искать, очень даже не лишена оснований. В общем, доктор решил, что сам будет руководить повторением опыта, а затем, в случае удачи, доложит о результатах графу. В это утро доктор сам проследил за взятием чана с мочой из людского флигеля. Доктор сам растопил атенор, на который был водружен чан с мочой и, терпеливо перенося зловоние, следил за ее выпариванием. Когда после шести часов кипения от более чем двух перчей мочи осталось не более полутора фунтов желтоватого осадка, то доктор и его ученик запаяли этот осадок в реторту и поставили ее на атенор. Доктор Лаум, вспомнив молодые годы, опять же сам взялся за мехи для раздувания огня.
Реторта накалилась, изнутри на стенках ее появились уже киммерийские тени, а свечения все не возникало. Доктор вновь усомнился в рассказе своего ученика и уже стал досадывать, что провел ночь в зловонной лаборатории, а не теплой постели. Но Карл принял мехи из рук своего учителя и продолжал раздувать огонь. Спустя некоторое время он и сам усомнился во вчерашнем. Под утро разочарованный ученик и раздосадованный учитель уже скорее по инерции поддерживали пламя в печи. Начало светать, запас древесного угля иссяк и алхимикам ничего не оставалось делать, как снять реторту с огня и убедиться в своей неудаче. Доктор Лаум помог Карлу переставить реторту на стол с атенора, и собрался уходить, предоставив ученику убирать в лаборатории после неудачного опыта. Он уже открыл дверь, как вдруг Карл, неловко махнув мокрою тряпкою опрокинул реторту на пол. Посудина со звоном разбилась и из черной массы сажи и угля, просыпавшейся на пол вдруг полился зеленый свет, такой же какой Карл наблюдал накануне. Он исходил от налета беловатого вещества, вкрапления которого виднелись на кусках угля. С восторгом маленьких детей учитель и ученик бросились собирать это волшебное вещество, но частицы его одна за другой вспыхивали на воздухе, словно не желая даваться в человеческие руки.
Все же немого, буквально несколько гран, светящегося вещества ученым удалось собрать и доктор Лаум, наскоро умывшись и надев лучший камзол, побежал с ним в покои графа Циллергута, оставив ученика убирать в лаборатории и готовить следующий опыт.
Граф Циллергут, только что встал с постели и находился в приятном расположении духа. Он листал какую-то напечатанную в Голландии книжку на французском языке. При появлении доктора он любезно предложил тому садиться. Лаум же, не откладывая в долгий ящик, сразу перешел к делу: он сообщил, что, следуя его, Лаума, теории, и под его непосредственным руководством, его ученику Карлу Вольфу, удалось выделить из некоей материи, присущим живым существам субстанцию, обладающую потрясающим свойством светиться в темноте. Конечно, слишком смело было бы предположить, что эта субстанция и есть самый философский камень, но… И, чтобы не быть голословным, доктор покорнейше попросил графа приказать задернуть шторы. Как только комната погрузилась в полумрак, доктор извлек из ларца стеклянный сосуд с фосфорусом (такое название он успел придумать открытому веществу) и комната озарилась слабым зеленоватым светом. Граф был потрясен ничуть не меньше, нежели его придворные алхимики. Как человек просвещенный он сразу понял всю значимость открытия доктора Лаума и, на всякий случай, высказал пожелание, чтобы последний держал его пока в секрете и от коллег, и от челяди замка. Доктор, естественно, обещал молчать, заметив, впрочем, что не ручается за своего мальчишку-ученика Карла.
Последний, впрочем, пока никому и не мог сообщить о фосфорусе, поскольку уже третий день не покидал лаборатории. Он решил вновь повторить свой опыт, однако уже со значительно большим количеством мочи. Для этого он запланировал эксперимент следующим образом: каждый день упаривать до осадка по чану мочи, в течение 10 дней собирать осадок, а потом весь накопленный осадок прокалить в реторте с углем и выделить, таким образом, сразу большое количество фосфоруса. Он думал также и о том, как извлечь фосфорус из реторты так, чтобы избежать его воспламенения. С нетерпением он ждал утра и прибежал к чану с мочой, словно на свидание с юной девушкой. Вряд ли стоит утомлять читателя описанием его опытов. Будучи юношей хотя и усердным, но, по большому счету весьма средних способностей он следующие несколько недель потратил массу сил и времени на малозначащие и достаточно очевидные усовершенствования в способе получения фофоруса.
Со своей стороны доктор Лаум занялся более важным делом. Вместе с графом Циллергутом они составили подробнейшее латинское описание фосфоруса и его свойств. Это описание было отпечатано в собственной типографии графа с отличными гравюрами и разослано ко всем европейским дворам. Описание светящегося в темноте вещества выглядело столь фантастично, что поначалу вызвало понятное недоверие. Однако, за описанием последовало предложение всем желающим получить фосфорус из замка Циллергут по весьма сходной цене: на вес золота. Впрочем, первые образцы были высланы для демонстрации к императорскому двору в Вене бесплатно, после чего уже никто не сомневался в существовании этого вещества, а от желающих его получить не было отбоя. Граф Циллергут сразу понял, что торговать фосфорусом гораздо выгодней, нежели сбывать фальшивую монету. Новая статья дохода была при всем при том совершенно законна. Получалось, что если не в научном, то, по крайней мере в финансовом смысле в замке открыли философский камень! За свое несомненно выдающееся открытие доктор Лаум получил от графа немалое денежное вспомоществование. Несмотря на свои уже почтенные лета он женился и счастливо зажил с молодой женой.
Что касается Карла Вольфа, то он по совету своего руководителя прекратил опыты с уриной и приступил к поискам философского камня в других субстанциях, в основном минерального происхождения. Эти поиски продолжались еще несколько лет и, несмотря на исключительно внимательное руководство доктора Лаума, всегда добродушно-снисходительно отзывавшегося в кругу коллег о своем, безусловно, усердном, но не очень способном ученике, ни к чему не привели. Мало по малу, но такая безрезультатность стала надоедать и Лауму, и графу Циллергуту. Доктор уже не в силах был оправдывать тупость ученика его усердием и несколько раз тактично намекал Вольфу, что пора бы и найти ему другое занятие.
В конце концов терпение и графа, и доктора лопнуло и они прямо заявили, что не намерены более держать Карла Волфа в замке. Бедняга, привыкший к тяжелой, бедной, но по своему размеренной жизни в лаборатории пустился искать себе места. Но никакого полезного ремесла он не знал. Правда, парень он был грамотный, и его взяли было в школу учить детей счету, но вид, его дикий вид, рассеянный взгляд, странные манеры так были смешны ученикам, что в школе он долго не продержался. К тому же он не прекращал попытки выделить фосфорус из всех попадавшихся ему на пути веществ, так что они приняли у него характер нервного помешательства. Он сделался совершенно непригоден не только к полезной работе, но и просто к общению с людьми. До конца жизни полупомешанный Карл, сделавшийся жертвой поисков философского камня оставался на иждивении своей матери, а после ее смерти приходского совета. Только дворовый комендант, когда-то снабжавший его мочой не забыл первооткрывателя фосфора, иногда посещал его, а потом составил записку с описанием истории этого открытия.
Thursday, November 12th, 2015
4:17 pm
Судебное
Хотят меня засудить на основании статьи 3 и статьи 4 Конвенции о правах ребенка, а также статьи 9 Закона "Об основных гарантиях прав ребенка в РФ" и уволить на основании статьи 336 Трудового Кодекса РФ.
Thursday, July 23rd, 2015
9:34 pm
Летное
Сегодня я первый раз в жизни говорил по сотовому телефону, управляя летательным аппаратом тяжелее воздуха на высоте около 400 метров.
Friday, April 24th, 2015
9:36 pm
Sunday, January 11th, 2015
6:32 pm
Le mot
Немец Обаму придумал.
Saturday, December 27th, 2014
11:48 am
Покаянное
Уже более трех лет преподаю физику, "Математические начала натуральной философии" Ньютона не прочел.
Friday, November 14th, 2014
10:42 pm
Из истории дипломатии
Все нынче обсуждают жест Владимира Владимировича Путина, подавшего шаль супруге китайского Императора. Иные находят сие неприличным и излише вольным. Чтобы они сказали о Светлейшем Князе Кутузове-Смоленском, который в бытность свою послом при султанском дворе проникал в самую Сераль и умел понравиться ее обитательницам?
Friday, August 29th, 2014
10:29 pm
Разница между донецким ополчением и ВСУ очень простая: первые готовы умирать, а вторые убивать. Это и есть разница между солдатом-гражданином и карателем. А каратель и солдат суть разные профессии. Повторю: первый по приказу убивает, а второй по приказу умирает. Каратель хорошим солдатом быть не может. Именно поэтому ВСУ и потерпели на Донбассе сокрушительное поражение. Не понимать этого - значит быть Смердяковым.
Saturday, July 26th, 2014
8:06 am
Политическое
Американский президент - глупый, лживый и дурно воспитанный человек.
Friday, July 25th, 2014
10:29 pm
СУДЕБНАЯ ХРОНИКА
Сегодня одна очаровательная блондинка добилась в Д-ском районном суде признания виновным Ш. сбившего Вашего покорного слугу автомобилем.
Sunday, July 20th, 2014
6:59 pm
Самолет из Малайзии
Все спорят о том, кто сбил самолет из Малайзии. А может его никто и не сбивал, а упал он по технической неисправности?
Monday, July 7th, 2014
8:26 pm
В подражание Воронцову-Вельяминову
Сферическая планета Х обращается по круговой орбите с периодом Т вокруг звезды У. При этом период ее обращения вокруг своей оси t пренебрежимо мал по сравнению с T. Угол между осью вращения планеты вокруг себя и плоскостью ее орбиты составляет альфа. Сколько времени будет продолжаться полярная ночь на широте бета оной планеты, если принять, что бета>альфа?
Friday, July 4th, 2014
11:18 pm
Три еврея.
Дрейфус - жертва антисемитизма в республиканской Франции. Был обвинен в шпионаже в пользу Германии, осужден, провел шесть лет в Кайенне, потом помилован Президентом
и, в конце концов, полностью оправдан повторным судом.
Бейлис - жертва антисемитизма в царской России. Был обвинен в ритуальном убийстве несовершеннолетнего, провел два года в предварительном заключении и оправдан судом присяжных.
Лео Франк - жертва антисемитизма в демократической Америке. Был обвинен в убийстве и изнасиловании несовершеннолетней, приговорен к пожизненному заключению, но "демократическая общественность" отбила его у полиции и повесила. Спустя несколько десятилетий его невиновность была доказана.
Рассматривая эти случаи стоит задуматься где с правами человека было лучше: в России при Николае Кровавом, во Франции при Третьей Республике или в США при Президенте Вильсоне?
Tuesday, June 17th, 2014
6:02 pm
Ну вот, газопровод взорвали. Теперь о чем говорить с Украиной, если газопровод не работает?
Sunday, June 15th, 2014
7:21 am
Новое в дипломатическом этикете
Министр иностранных дел Украины спел нецензурный куплет про Президента России
Saturday, May 10th, 2014
1:56 am
Прошу перепост
Оригинал взят у sergei_z в Прошу перепост
Оригинал взят у urus_hay в Прошу перепост

12-years-old boy Ilya K. was wounded by Ukrainian Nazi sniper in Slavyansk. Surgeons struggle to regain his life, and his parents say he was attacked because of St. George Ribbon on his shirt – a symbol of Victory in WWII. And it happened on Victory Day.
“He is just 12 years old”, - says his uncle. – “And he was just playing in the yard! It happened on Lizanovich street near the Flower Market. We heard gun shots. There were 3 of them.”

Two bullets entered boy’s abdominal cavity and shoulder. Ilya is in critical condition now.

“He came home after all this and told: “Mom, I was killed” He was still conscious when he was taken to hospital.”

Now surgeons are saving his life and his parents are praying for him.

Sunday, May 4th, 2014
5:26 pm
Прогноз
Киевская хунта обречена на военное поражение по той простой причине, что уголовник и каратель не может быть хорошим дисциплинированным солдатом.
12:16 am
А вот зачем штурмовать Луганский военкомат? Там же ничего нет, кроме папок с делами.
Tuesday, April 15th, 2014
10:34 pm
Цитата дня
После молчания я спросил у Яшвина:
— Он умер? Убили вы его или только ранили?
Яшвин ответил, улыбаясь своей странненькой улыбкой:
— О, будьте покойны. Я убил. Поверьте моему хирургическому опыту.
М.А. Булгаков Рассказы
[ << Previous 20 ]
About LiveJournal.com